«Сложный» человек Константин Богомолов

Константин Богомолов, считает, что Европа движется к своему безумному концу, что она летит как паровоз на всех парах, в «босховский ад» с «мультикультурными, гендернонейтральными чертями». Об этом Константин Богомолов написал в своей статье «Похищение Европы 2.0» и гордо назвал сие произведение Манифестом.
Статья забавная, в ней встречаются интересные опусы, не достойные деятеля культуры. Скажем такие:»Христианство придавало сексуальному акту сакральность. Божественность и красоту. Эротика была предметом искусства. Желание — проявлением вдохновения. Секс — священным наслаждением Любви. Рождение — чудом.».
Ой ли, господин Богомолов? Христианство ли придавало божественность и т.д. или все-таки отход от религиозных догм, во время Ренессанса, возродил учение Платона и поставил человека на уровень с богами, то есть именно представил божественным все вышеперечисленное?
Впрочем, это мелочи. Ну поторопился человек, бывает. Ведь нужно же было засинхронизировать свой манифест с выступлением господина Лаврова и его заявлением о готовности разрыва отношений с Европой. А тут как раз и манифест подоспел. Мол, что та Европа? Она давно превратилась в «Новый этический рейх»! Но мы построим свою собственную Европу. Это будет Европа 2 — та довоенная Европа, по которой, почему-то ностальгирует Константин Богомолов. Хотя вряд ли он имеет о довоенной Европе какое-то представление. Иначе он не писал бы «Европа испугалась в человеке зверя, не понимая, что звериное — это такая же природная и органическая часть человека, как и ангелическое. Не в силах интеллектуально и духовно преодолеть последствия нацизма, Европа решила кастрировать сложного человека. Кастрировать его темную природу, навсегда замуровать его бесов.». Так как совершенно очевидно следует вывод, что в недрах той самой довоенной Европы, по которой он так сильно ностальгирует, именно и зародился фашизм. И если начать строить ее опять, то велика вероятность, что это повторится снова. Но Европа свою работу над ошибками сделала. 
В общем суть не в логических и фактических ошибках Манифеста, а в том, какие именно «сложные» люди (к которым господин Богомолов несомненно причисляет себя самого), собрались строить в России «довоенную Европу».  После прочтения стихотворных произведение Богомолова в журнале «Вавилон», создается впечатление, что он-то, лично, уже прилетел в свой «Босховский ад». Выношу «шедевры» на суд сплетниц.

* * *
Было солнечное утро, осень.
Трепыхались в небе звезды, как подстреленные птицы.
Радостный, собой довольный, нес легко я это тело —
            это дело я люблю.
«Кто же выблевал все это: и меня, и вас, и вечность?» —
            думал я.
Тихо день преображался, и голодная кровать
            раскрывала свою пасть.
Вдруг кирпич мне в темя стукнул, пошатнулся я и рухнул.        

* * *

Вот мамины пальцы копошатся в шевелюре
Сына. «О, так я и думала!» — вошь сидит
на волоске и думает: «Вот эта мама
каждый день, придя домой, разламывает
своих детей, подобно буханке хлеба,
на две части и запихивает это мягкое,
теплое тесто себе в рот». Щелчок —
и тело вши лопается, и она уже ничего не думает.

* * *

Александр Павлович поднялся с кровати.
Он подошел к висевшему на стене зеркалу:
Тихий, неслышный дождь бессонницы
            собрал две синеватые лужи под его глазами.
Кто-то закрыл ставни его век.
Александр Павлович встряхнул головой и снова
            посмотрел на себя.
Непроточные озера его глаз грозили превратиться
В болота. Яблоко сердца, созрев, готово было упасть.
Набрав в рот слюны, А.П. сплюнул свое сознание.
 

 

Источник